Жизнь коротка, и надо уметь. Надо уметь уходить с плохого фильма. Бросать плохую книгу. Уходить от плохого человека. Их много…

М.Жванецкий

Теория и методы - человек и общество

Мир, в котором мы живем Печать E-mail

1. Мы живем в эпоху, как выразился отец советской социологии Б.А.Грушин, глобального цивилизационного кризиса. «Мы должны говорить, — пишет Б.А.Грушин, — … о кардинальной ломке социальной структуры общества (на уровне жизни социума в целом) и коренной смене самой человеческой породы (на уровне персональной жизни отдельных людей), т.е. о полном крушении существовавших до того в обществе модусов человеческого бытия, о гибели живших ранее типов социальных субъектов и социально-психологических типов личностей, с одной стороны, и зарождении на их развалинах неких новых образований — с другой». (Б.А.Грушин. Четыре жизни России в зеркале опросов общественного мнения. Жизнь 1-я. М., Прогресс-Традиция, 2001, с.11.)

Или, более простыми словами, как пишет писатель-фантаст А.Валентинов, «конец света наступил, а люди — не заметили».

Кризис такого рода можно считать повторяющимся более или менее регулярно в истории цивилизаций. Для нашей цивилизации «в прошлый раз» это был переход от античности к современной (принято считать ее «христианской») эпохе.

2. Другую метафору мы заимствуем из Дж. Беннетта. Беннетт сравнивает современную ситуацию с временами, когда по земле еще ходили (и казались главенствующими) динозавры, обреченные на вымирание, а между их огромных лап сновали маленькие млекопитающие зверушки, которым предстояло стать хозяевами мира.

Динозавры в этой метафоре — современные сверх-крупные социальные организмы — государства с их подразделениями, транснациональные корпорации и пр. Среди них встречаются травоядные и хищные, более и менее поворотливые и пр.

Общей их чертой является принципиальная и очевидная неадекватность: медицинский монстр не обеспечивает здоровье населения и не собирается этого делать, образовательный монстр — не учит или учит заведомо плохо, милиция «меня не бережет», и пр. Все эти организмы потеряли свою эволюционную актуальность и доживают свой век, заботясь исключительно о самосохранении.

Как откровенно выразился однажды представитель такого «монстра» (клеточка из области его — монстра — небольшого мозга), «люди делятся на «нас» и тех, кто нас обслуживает». Ему просто не может придти в голову, что это он, по идее, должен был бы быть функциональным органом, «обслуживающим» «людей».

Если кто не понял, — это не критика, это констатация положения дел. Именно так устроены «мозги» этих динозавров, и в силу их исторического положения они не могут быть устроены иначе.

3. Нарождающимися «млекопитающими» Дж. Г. Беннетт назвал подвижные малые группы, организующиеся вокруг задачи не столько выживания, сколько развития — личного, культурного, социального и пр. Сам Джон Годолфин некоторое время руководил такой экспериментальной группой в Шерборне (см. Аллен Рот «Шерборн: эксперимент по трансформации», М., 2006).

Возникновение таких групп мы можем наблюдать вокруг себя. Они, в большинстве своем, тоже пока еще часто неадекватны, будучи негативным отражением свойств тех динозавров, от которых стремятся убежать. Есть, однако, и другие группы, которые находятся не в противоположной точке качающегося маятника, а в «точке подвеса» (эта метафора принадлежит эзотерической классике многих школ, и намекает на так называемую «третью силу»).

4. Было бы наивным считать, что в этих группах прямо-таки и складываются контуры будущей цивилизации. «Рассматриваемые процессы, — пишет далее Б.А. Грушин, — должны рассматриваться не в качестве лишь политических или экономических, но в качестве исторических… их развитие и плодоносность требуют особого, а именно исторического времени…».

Но, так или иначе, эти группы составляют ту среду, где будут закладываться и развиваться основы новой культуры.

Примером (весьма ранним) такой группы может служить Московский Методологический кружок (ММК), успешно разрабатывавший основы мышления новой цивилизации.

Задачи, которые стоят перед такими группами, весьма многообразны, равно как и формы организации этих групп. Можно предположить, что в наше время (в отличие от времен ММК), к группам такого рода применимо требование Гурджиева — люди в группе должны быть полезны друг другу, полезны себе, и полезны «Общему Делу» — что бы ни понимать под последними словами.