«Доброта человека может быть свободна от сентиментальности, т.е. от наслаждения своим чувством, и от фарисейства: она есть непосредственное принятие чужого бытия в свою душу и защита его как самого себя.» 

(по Н.О.Лосскому)

Теория и методы - разговоры о «высоком»

1.

Воспользуемся новым началом, скажем в очередной раз несколько общих слов. 

Во-первых, мы рассматриваем колесо Арканов, круг Арканов, как состоящий из четырех гексад. Это специфическое здешнее изобретение, отвечаю за него целиком я. То есть, насколько я знаю, ни в одной традиции такого нет. Но я эту новацию совершил и я ей следую. Хотя Арканы хороши и сами по себе. И полезно иметь в виду, что в самом круге Арканов никаких гексад нет.

Тем не менее, мы рассматриваем четыре гексады:

(1) Гексада Творения (Божественная или Эссенциальная) 

(2) Героическая (Экзистенциальная)

(3) Гексада Падения

(4) Гексада Пути

Три верхние гексады связаны между собой в частности и среди прочего формулой: «Вера, Надежда, Любовь». То есть из первой гексады, гексады Творения, вниз ведет шестой Аркан — Любовь. Из второй гексады, гексады Экзистенции, вверх ведет девятый Аркан, имеющий среди прочего смысл Веры, — это Отшельник, как вы помните. И, наконец, в четвертой гексаде Звезда имеет одним из подзаголовков Надежду.

2.

Меняем масштаб, переходим к первой гексаде. Это первые шесть Арканов, я их трактую как внутреннюю схему, внутреннюю структуру Творения, — нечто аналогичное тому, что в христианстве именуется Богом. В некотором смысле Творение здесь структурно, артикулировано описывается в виде шести Арканов. Я называю эту гексаду Эссенциальной, — то есть гексадой сущности.

 

Полезно иметь в виду, что, в отличие от экзистенции — существования — сущность не «существует». В оппозиции сущности и существования, эссенции и экзистенции, существует, естественно, существование. А сущность — не существует.  Можно сказать, что она наличествует. То есть уже отсюда начинается мистика.

Конечно, для материалистически воспитанного европейского интеллигента Гурджиев дал картинку, что де все материально, и только отличается скоростью вибраций и плотностью, соответственно. Но в Арканах и вообще в более традиционной философии так называемого высокого эзотеризма дело рассматривается несколько более сложно. То есть когда существование в лице, допустим, седьмого Аркана (Победитель) задается вопросом, пытается совместить два вопроса: во-первых: «Откуда я взялся?», и, во-вторых: «Что я есмь?», — тогда мы как бы доходим до идеи творения. 

Соответственно, в ближайшие шесть занятий мы с вами будем подробно рассматривать структуру идеи творения. А сегодня мы, — опять меняем масштаб, — заняты первым Арканом. Его основное наименование — Маг.

  

Это не тот «маг», каким представляют себе мага наивные люди, — этакий умелец, который раскрывает ладонь и создает в ладони птенчика. Создать в ладони птенчика (символически говоря), — это дело всей гексады, и не только ее. Маг всего лишь один из элементов этого. 

Здесь надо снова вернуться к общим вопросам. Круг Арканов претендует на выражение целостной философии определенного рода, то есть это целостная, единая и одновременно дифференцированная и артикулированная картина мира. А коль скоро она — картина мира, то одновременно она и картина человека, потому что мы помним, что микрокосм-человек и макрокосм-мир определенным образом находятся в отношении соответствия или подобия. Систему Арканов мы можем понимать как систему теории, в собственном и подлинном смысле слова «теория», или «феория» — это созерцание. (Теперешнее, сильно урезанное понимание слова «теория» — это осколок от древнего понимания. «Теорейн», или «феорейн» — это по древне-гречески «созерцать», отсюда, кстати, в частности, театр как место, где созерцают.) И, соответственно, круг Арканов должен явить нам целостное созерцание мира (в одном масштабе) и человека (в другом масштабе). 

Есть два фундаментально разных способа прохождения круга Арканов, и, конечно, необходимо освоить оба, они взаимодополнительны. Это английский и французский (или континентальный). В французском мы имеем дело как раз с теорией, то есть круг Арканов являет собой целостное, но дифференцированное созерцание, а в английском мы имеем нулевой Аркан — Шута, или Джокера, который проходит через все Арканы, собирая соответствующий опыт. Мы идем по французскому варианту, начиная с первого Аркана, то есть рассматриваем, как устроен мир и, соответственно, как устроен человек. Следовательно, каждый Аркан мы можем найти в себе, то есть найти в себе соответствующие силы, или способности, или возможности, или энергии, или пространства — как угодно. 

Начиная наш путь с Первого Аркана, мы неизбежно берем его гораздо более обобщенно, чем он нам явится потом. Каждый следующий Аркан создает дифференциацию смысла первого Аркана. То есть мы начинаем с первого Аркана как, так сказать, со всего, как с Аркана с очень большой буквы, а затем он дифференцируется все больше и больше. Поскольку здесь многие проходят Арканы далеко не в первый раз, то можно уже с самого начала помнить, что первый Аркан — это совсем не «все», а элемент всего, то есть что он рядоположен остальным Арканам. Напомню еще раз, вот то, что понимается под Творением, или вот этим магическим актом — это дело всей Гексады, и в шести Арканах это действо или это таинство описывается дифференцированно.

3.

А сам по себе Маг — это лишь начальный исходный элемент, начальная исходная сила творения, ее можно было бы назвать, пользуясь таким расхожим термином — реализационной силой.

  

Но только тут нужно очень тонкое различие. Вот, опять же, то, что в народе понимается под этой самой реализационной силой, больше связано не с Огнем, не с элементом Огня, хозяином которого и представителем которого в основном является Маг, а с Землей, которая занята тем, чтобы добиться чего-то, как говорил Аристотель «эн эрго» — на деле. Маг занят не этим, Маг просто дает импульс тому, чтобы нечто было, и без этого импульса ничего вообще быть не может.

Очень важно, что эта сила «Да будет!», сила приведения чего-то в бытие не связана никаким конкретным содержанием. Содержание «предоставляется» Магу откуда-то извне. Собственно в терминах философии Платона можно было бы сказать, что Маг преобразует что-то, непостижимо что, в то, что Платон называет «идеей», которая позже отображается в существование. Собственно мир сущности или эссенциальный мир — это в терминах Платона — «мир идей». Маг наделяет идеи бытием; не существованием, а бытием именно.   

Вопрос: Но идеи новые не рождает? 

М.П.: Нет. Вообще, откуда берется содержание — это тайна в теоретической картине мира практически вообще не обсуждаемая, это не известно и как-то до этого и дела никому и нет.

Вопрос: То есть мало того, что что-то может не существовать, оно еще может не быть? 

М.П.: Да. Еще имеет смысл здесь напомнить, что все, о чем мы говорим, вообще то, что сейчас принято понимать как философию высокого эзотеризма — это в основном порождение эпохи Эллинизма — то есть где-то первые века до — первые века после нашей эры, где возникало собственно все это: и Христианство, и Гностицизм, и Каббала, и тому подобные вещи. Арканы ближе всего, наверно, к философии Герметизма. А что такое Герметизм? Очень вкратце, это вот какая штука: некоторый корпус текстов, начиная с так называемого Асклепия, в общем-то, не слишком специфичный и не слишком отличающийся и не слишком выделяющийся на фоне массива гностических текстов эпохи Эллинизма, каким-то образом попал в руки некой мощной компании в эпоху Возрождения. Они приняли этот корпус на ура, решили, что это чуть ли не пра-текст Библии, ну то есть вот самое-самое, Текст с самой большой буквы, перевели на итальянский. А в этом основном корпусе одной из основных фигур диалогов, а тексты были, как многие послеплатоновские тексты, написаны в форме диалогов, вот одной из основных фигур диалогов был Гермес. А дальше — типичная путаница имен, значит, выясняется, что это тот самый Гермес, который бог Тот.

Вопрос: Герметизм ведь возник в эпоху Возрождения?

М.П.: Они ссылаются на тексты эпохи Эллинизма, но оформился как отдельный самостоятельный корпус он в эпоху Возрождения. Про это очень с одной стороны подробно, а с другой стороны идейно и идеологически очень точно и четко написано у Краули (не путать с Кроули, конечно) в книге, в романе, который называется «Эгипет». Вот там очень и художественно точно, и исторически точно описана вся эта история — как у деятелей эпохи Возрождения получился Герметизм с отсылкой к эпохе Эллинизма. И все это вообще происходит не в пространстве реальной истории, а в каком-то таком специальном мире, который он обозначает как «Эгипет», который, как эта самая Утопия, — везде и нигде. Но это так, в сторону.

Соответственно, между Герметизмом и Христианством много общего, поскольку источник — в одной эпохе, и идеи носились в воздухе тогда более-менее одни и те же. Много отличий. Дальше получилась такая история, что из Герметизма выросло, удивительным образом, так называемое «научное мировоззрение». То есть на сегодняшний день вроде бы этот самый Герметизм взял верх над Христианством, хотя, опять же, так называемое «научное мировоззрение» — это не чистый Герметизм, а очень сильно искаженный, но исторически оно (научное мировоззрение) возникло именно из Герметизма.  

А что касается круга двадцати двух Арканов, — то он вырос удивительным образом, сразу, практически не развиваясь, ну отдельные Арканы претерпевали отдельные изменения в 18 веке, в 19, в начале 20-го. Но круг Арканов как целое, как именно феория возник прямо сразу и удивительным образом, и в эпоху Возрождения такие феномены можно найти не однократно. Как очень яркий пример — в ту же эпоху, совершено неизвестно откуда и неизвестно как возникла скрипка, причем возникла как бы в совершенно готовом виде, и образцы скрипок Страдивари до сих пор считаются образцовыми, и сколько скрипка ни развивалась, а лучше не сделали. Вот просто взяла и возникла.

Вопрос: А игральные карты до Возрождения не существовали?  

М.П.: Игральные карты имеют очень большую историю длительную, но круг Арканов, если он и возник как-то из игральных карт, то просто воспользовался этой материей, а вот что двадцать два Аркана, и вот такой замкнутый круг, и вот такая структура, — это просто откуда-то с небес, по-видимому, снятая волшебная штука. И каждый, кто с Арканами имел дело, знает, что их именно двадцать два, и чувствует, почему двадцать два, а не больше и не меньше. И попытка построить из них двадцать четыре не получается никак. Есть объяснения, почему двадцать два. 

Давайте вернемся к первому Аркану — силе «Да будет!».

  

Как вы помните, Маг, естественно, имеет в своем распоряжении все четыре элемента, или стихии: Огонь, Воздух, Воду и Землю. Но пользуется он или, точнее, являет собой он в основном Огонь — как исходный элемент, остальные лежат у него на столе. Для тех, кто знает, напомню, для тех, кто не знает, сообщаю: мы в основном пользуемся описаниями Шмакова, хотя бы уже потому что вся эта затея отчасти и в значительной степени основывается на том, что мы получили прямую через несколько звеньев передачу от группы Шмакова, в которой это все жило. То есть мы двигаемся не только по текстам, но и в своем, так сказать, Аркано-созерцании мы пользуемся прямой и непосредственной передачей оттуда. Шмаковские описания, в отличие от собственно карт Таро, очень своеобразны, это скорее видеоклипы, и даже не видео, потому что там бывают и запахи, там много звучания, там картинки обычно подвижны или во всяком случае, объекты, представленные на картинках, могут быть рассмотрены (как мы увидим сейчас в описании этого Аркана) с разных сторон. На одной стороне у какого-то объекта — то, а на другой — се. Устроены они по следующему принципу: в центре как фигура описывается традиционная фигура Аркана, а вокруг создается некоторый антураж, некоторый фон, призванный создать настроение. Лично я в некоторых случаях фон принимаю и стараюсь войти в него с благодарностью, а в некоторых случаях, наоборот, считаю, что это меня не устраивает.

  

Рассмотрите карты, а я зачитаю текст Шмакова. Текст Шмакова по традиции, которой мы следуем, зачитывается перед началом Аркана всегда ритуально. Те, кто имел дело или имеет копии текстов, идущие от моего передатчика Гр. Рейнина — имейте в виду, что у него много опечаток, поэтому мы действуем по Шмакову. Мне в свое время достался... это конечно, не подлинник, но это репринт с подлинника со всеми так сказать ятями.

Итак:  

Перед массивным каменным столом кубической формы стоит муж лет тридцати пяти, в полном расцвете своих сил. Стол сделан из ослепительно-белого камня: массивная доска опирается на две каменные вертикальные стенки, соединенные посередине перекладиной. Сзади него видна массивная завеса кроваво-красного цвета, наполовину отдернутая, на ней девять складок. За занавесью видна лестница, идущая вниз, в землю. На полу под ногами Мага разостлан зеленый ковер с вытканными на нем желтым цветом гирляндами и лавровыми венками. Маг одет в белые, слегка розоватые одежды с золотистым оттенком. Туника короткая, доходит лишь до колен и широким кожаным поясом собирается во множество складок. (Прошу обратить внимание на спектр цвета. Тут, в этом Аркане Шмаков как-то удивительно подробен и точен: красный, зеленый с желтым, гирлянды цветов, ковер. «Завеса — красная, на полу — зеленый ковер с вытканными желтым цветом гирляндами. Маг одет в белые, слегка розоватые одежды с золотистым оттенком». Представьте себе, это все важно, это все в Аркане работает). На столе стоит чаша из чеканного золота, совершенно почерневшего от времени. (Как вы понимаете, чаша — символ стихии Воды). Рядом с чашей лежит меч; его клинок, уширяющийся к острию, сделан из матовой платины, ручка из почернелого золота. (Все невероятно древнее, драгоценное). Кроме этого, на столе лежит сикль (пентакль) — золотая монета с равноконечным крестом в круге, на обратной стороне монеты видна царская корона. Маг стоит, его правая нога выдвинута вперед. Лоб опоясывает змея, кусающая свой хвост. Над головой виден знак бесконечности.

(Забыл сказать, а это важно. В традиции конца 19-го — начала 20-го века это Маг, фигура, так сказать, опять же, высокого эзотеризма, со знаком бесконечности над головой. В ранней традиции это фокусник. Причем, некоторые из писателей, которые стремятся к установлению связи, специально описывают идею: но разве Господь Бог, создавший наш мир, не фокусник? Взял вот и... И у этого фокусника на голове шляпа, полями своими изображающая знак бесконечности. Все эти низкие атрибуты у ГОМа, Шмакова, и так же у Кроули сняты, оставлена только высокая символика — знак бесконечности).

  

Правая рука его высоко поднята к небу и держит золотой жезл, верх которого состоит из следующего скульптурного изображения: на огромной змее, обвившей древко скипетра, покоится исполинская черепаха, на спине которой стоят три белых слона, поддерживающих сферу с семиярусной пирамидой над ней и ослепительным источником света наверху в виде золотого треугольника. (То есть, смотрите, самые-самые древние символы мироустройства и миротворения: черепаха, слоны, змея, — все это подано здесь как бы почти без всякого юмора, как бы всерьез, вот эти самые «Черепахи до самого низа» (кто помнит эту замечательную историю), — это все подано на полном серьезе.  Шмаков исходит из идеи, что Маг символизирует собой собственно Творца. У нас, напоминаю, это не так: он один из элементов Творца, и он вообще один из Арканов, равный среди равных и символизирует всего лишь реализационную силу. Но как величественно: скипетр, черепаха, слоны, — как бы с юмором, но вместе с тем и всерьез. А дальше, смотрите, дальше на фоне этого антуража, там сфера с семиярусной пирамидой, дальше: «Ослепительный источник света наверху в виде золотого треугольника», — это одна из точек, через которые визуалы имеют возможность войти в Аркан, то есть через эту ослепительную точку попасть в иные измерения.) Левая рука Мага, слегка согнутая в локте, указывает на землю. (И еще точка). На груди висит равноконечный крест с раздвоенными и закругленными концами. Посреди него на тонкой спирали блещет ярким огнем яркая красная точка. (Ослепительная точка света — треугольник наверху, и ослепительная точка, причем не просто прикрепленная, а на спирали, она находится в некотором очень специальном подвижном равновесии, и Маг держит это, естественно, не физически, а как-то иначе. Собственно, одно из действий Мага и один из уроков этого Аркана — это концентрация, причем не насильственная, а естественная концентрация воли. Это та воля, которая творит миры, — она естественно концентрирована, и Маг и есть эта концентрация, сгусток воли.)...

В качестве музыкальной настройки я обычно предлагаю здесь Первый этюд Шопена. 

Я, к сожалению, не могу вам передать, но хотя бы скажу, упомяну: это одно из в каком-то смысле гениальнейших творений Шопена, потому что эта штука не только музыкально, что мы сейчас все услышим, но еще и чисто физически для пианиста открывает вот эту силу. А чисто физически там руки раздвигаются вот так вот вширь и плечи раскрываются, — это, во-первых, а во-вторых, там еще мелкая моторика, потому что быстро, и пальчики снуют кончиками, мелкая моторика накладывается на широкую раздвинутую кисть. И вот все это вместе: раздвинутые плечи, мелкая моторика и широкая рука, а плюс к тому еще очень специфически расставленное мажорное трезвучие с терцией символом этой концентрации воли наверху, — все это удивительно соответствует именно первому Аркану — волевому движению могущества «Да будет!».